Байден снова «оскорбил Путина»: «Сказал про Ливию, имел в виду Сирию»

12

Уже через считаные дни или даже часы в Женеве пройдет исторический саммит Путина и Байдена. Или, может, правильнее будет написать: в Женеве пройдет исторический полусаммит Путина и Байдена? По настоянию американской стороны рандеву лидеров двух главных ядерных держав мира будет лишено такого привычного и даже обязательного продолжения, как совместная пресс-конференция. Мой «внутренний традиционалист» бунтует и возмущается: мол, как же можно так нарушать правила? Но если в данном конкретном случае следование правилам имеет вполне реальные шансы принести ощутимый вред, то, может,  бог с ними, с этими правилами? 

Июль 2018 года. Совместная пресс-конференция лидеров РФ и США по итогам их общения в Хельсинки. Путин выглядит как харизматичный учитель, Трамп — как старательный, но немного робкий ученик. Мой «внутренний патриот» в восторге,  мой «внутренний аналитик» – в ужасе. Мне казалось очевидным, что такого контраста американский политический истеблишмент нам не простит. И так оно и вышло. Саммит в Хельсинки не только не способствовал  улучшению российско-американских отношений, но и привел к появлению в них новых завалов.

А теперь перенесемся в день сегодняшний и мельком ознакомимся с сообщениями информационных агентств: «Помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан признал, что Джо Байден имел в виду Сирию, когда говорил о Ливии в контексте возможного расширения сотрудничества с Россией на саммите «Большой семерки». А теперь представьте, в какой паноптикум могли бы превратиться последствия совместной пресс-конференции Путина и Байдена, если бы в ее ходе американский лидер тоже что-нибудь бы да перепутал.

На случай, если я выразился чересчур прямолинейно, хочу сделать важное уточнение: концовку предыдущего абзаца не следует считать намеком на популярную сейчас в московских коридорах власти теорию «Байден сегодня — это Брежнев вчера». О реальном состоянии здоровья нынешнего президента США летом 2021 года мы, как водится, обязательно узнаем чуть позже — из будущих мемуаров его ближайших сподвижников, которые обязательно последуют. Пока же, несмотря на свою знаменитую неспособность четко и точно выражать мысли, Байден все же не очень похож на человека, который, «не приходя в сознание, приступил к исполнению обязанностей Генерального секретаря». А даже если немного похож, если сравнивать общую дееспособность двух американских администраций, то «коллективный Байден» все равно выглядит гораздо более выигрышно, чем единоличный Трамп трехлетней давности. 

Дело вообще не в степени дряхлости того или иного политического лидера и вытекающем из этого стремлении избежать «гонки пресс-конференций». Такая гонка все равно состоится, но в несколько ином формате параллельных пресс-брифингов Путина и Байдена. Дело в том, что в текущий политический момент крайне важно по максимуму избежать давления привычных «законов жанра» встреч на высшем уровне лидеров из Москвы и Вашингтона.

Что я имею в виду? То, что вот уже почти 80 лет отношения между двумя нашими странами развиваются по закону маятника. 

Вторая мировая война. Эпоха Сталина-Рузвельта. Под воздействием своих СМИ рядовые американцы фанатеют от «дядюшки Джо». Вице-президент США Генри Уоллес публично выражает сомнения в существовании ГУЛАГа. Лучшие люди Голливуда выпускают восхваляющие СССР пропагандистские фильмы вроде нашумевшей в свое время ленты «Миссия в Москву». На встречах большой руководящей тройки союзников Рузвельт очень часто объединяется со Сталиным и вместе с ним «дружит против» британского премьера Черчилля.

Проходит несколько лет. Из-за своих просоветских взглядов лишившийся должности Генри Уоллес превращается в парию в вашингтонской политической элите. Лучших людей Голливуда таскают на допросы в Комиссию по антиамериканской деятельности. Те, кто отказывается каяться за свои прошлые симпатии к СССР, мгновенно лишаются работы и шансов устроиться куда-то еще.

Не буду дальше утомлять вас подробными историческими реминисценциями. Приведу лишь пунктиром еще три примера. Братание Хрущева с Эйзенхауэром и последовавшие вскоре за этим проклятья Никиты Сергеевича в адрес президента США после того, как СССР сбил американский шпионский самолет U-2 Гарри Пауэрса. Фраза Рейгана про «империю зла» и его последующая нежная дружба с Горбачевым. Давно превратившиеся в мем слова Буша-младшего про Путина: «Я заглянул ему в глаза и увидел его душу» — и острый кризис российско-американских отношений в финале правления этого президента США.

Законы жанра и вызванный ими «навес ожиданий» требуют от рандеву президентов РФ и США либо  «мира, дружбы, жвачки», либо драматической конфронтации в стиле встречи Хрущева и Джона Кеннеди в Вене в 1961 году. Так как драматической конфронтации в последние годы было больше чем достаточно, то сейчас, по идее, настала очередь «жвачки». Но эта идея глубоко неправильна. Восстановление полномасштабного российско-американского сотрудничества не стоит сейчас на повестке дня. Задачей предстоящего саммита является перевод неизбежной в нынешней момент российско-американской конфронтации в управляемую и поэтому безопасную форму. 

Требует ли эта задача обязательной совместной пресс-конференции по итогам саммита? Она точно требует чего-то совсем другого. А учитывая все обстоятельства, обязательная совместная пресс-конференция по итогам саммита может этому чему-то другому даже помешать.

Спасибо поэтому дедушке Байдену за то, что он «оскорбил Путина», нарушив привычный протокол встреч на высшем уровня. Счастье, как известно, совсем не в протоколе! 

Источник: www.mk.ru

Читайте также: