Скрытый ультиматум Путина: о чем Кремль предупредил Зеленского

3

Двадцать с лишним лет прямого или непрямого пребывания Владимира Путина у руля верховной власти в России позволяют с уверенностью говорить: ВВП страшен в открытом гневе, но к его произносимым подчеркнуто спокойным тоном завуалированным ультимативным предупреждениям стоит относиться не менее серьезно. Посвященное украинской тематике неожиданное телевизионное интервью хозяина Кремля, с моей точки зрения, относится именно к разряду подобных скрытых ультиматумов.

Но вот кто реальный главный адресат посланных ВВП сигналов? И почему эти сигналы прозвучали именно сейчас? Частично ответ на эти вопросы лежит на поверхности, а частично покрыт туманом.

Адресованные Джо Байдену униженные мольбы Зеленского — не забывайте о нас, пожалуйста, не забывайте! — выглядят смешно, но при этом являются по-своему эффективной политической стратегией. Нытье, как ни странно это прозвучит, тоже является формой давления и даже политического шантажа. 

Обрушив на журналистов американского портала Axios поток жалоб, президент Украины сумел выбить из Байдена и телефонный разговор, и даже приглашение посетить позднее этим летом Вашингтон. Головокружение от подобных «успехов» сразу привело Киев к новому унижению. Тот же самый вездесущий Axios (недавний исполнительный вице-президент этого СМИ Эван Райан, кроме «должности» супруги госсекретаря Тони Блинкена, занимает еще и пост секретаря американского кабинета министров) тут же сообщил: во время телефонного разговора Байден «не подчеркивал важность предоставления украинскому государству плана действий по членству в НАТО», как поспешили отрапортовать в офисе Зеленского.

Помощники украинского президента быстро все исправили. Но «осадок» от этого эпизода, видимо, все-таки остался — и не только в Киеве или Вашингтоне, но и, что более важно, в Москве.

Эмоциональный фон российско-американских отношений точно является сейчас наилучшим за, как минимум, последние четыре года. В преддверии встречи Путина и Байдена в Женеве американский Белый дом старательно избегает любых действий, которые могли бы поставить эту встречу под вопрос. Но при всей похвальности подобных стараний они заставляют вспомнить слова  из из песни «я беременна, но это временно». Будет ли администрация Байдена демонстрировать подобную «душевную чуткость» и после рандеву в Швейцарии? Не вернется ли все на круги своя — к полной американской поддержке любых чудачеств официального Киева? 

Отвечая на лоббистские усилия Зеленского и пытаясь предотвратить описанный выше сценарий, Путин сделал свой собственный упреждающий залп. На случай, если в Киеве и Вашингтоне забыли про красные линии Москвы, ВВП еще раз прочертил их на песке. Или не прочертил, а только сделал серию туманных, но очень важных намеков? 

Наверное, вторая формулировка является все же более точной. В ходе своего интервью Путин обрушился на инициированный Зеленским закон о коренных народах Украины и заявил о его полной неприемлемости для Москвы. Реакция ВВП вполне понятна и оправдана. В тексте законопроекта всякие мудреные словечки типа «автохтонность» не очень изящно маскируют тот факт, что, с точки зрения Зеленского, русский народ к числу коренных народов Украины не относится. 

Но при всей отвратительности подобной законодательной новации она является всего лишь одним из элементов проводимой Киевом политики насильственной украинизации всего и вся. Теоретически возможное блокирование данного конкретного законопроекта не положит конец этой политике, а всего лишь внесет в нее технические и, по сути, малозначимые коррективы.

Еще ВВП сказал: заявляющие о том, что Украину не примут в члены НАТО, российские журналисты и эксперты не правы: вопрос о вхождении Украины в состав Североатлантического альянса нельзя считать закрытым. Являясь одним из таких «неправых журналистов», хочу частично согласиться, а частично поспорить с президентом.

В этом мире возможно все (кроме разве что вхождения в состав НАТО самой России). Но, если говорить об Украине и НАТО в практических терминах, то претензии Киева на Крым и наличие неурегулированного конфликта в Донбассе делают перспективу североатлантического будущего этой страны очень сомнительной. Официальный Киев мечтает о НАТО именно потому, что хочет втянуть Запад в прямую военную конфронтацию с Россией. Но Западу это совсем не нужно. Он хочет решать свои проблемы руками Украины, а не наоборот.

Почему же тогда Путин решил в очень жесткой форме повторить общеизвестную позицию Москвы: вхождение Украины в состав НАТО является для России абсолютно недопустимым? Какой скрытый путинский сигнал прячется за его открытыми сигналами? Могу лишь поделиться подозрениями. 

В политологическом сообществе принято считать, что конфликт на Украине перешел в замороженную стадию. Зеленский не хочет и не может выполнить Минские соглашения. А Россия не позволит разорвать Минские соглашения и заменить их чем-то еще, как этого хочет Киев. Таким образом мы обречены на бесконечное повторение пройденного.

С моей точки зрения, Путин только что намекнул на то, что круг безнадежности может быть разорван в результате неожиданных и решительных действий Москвы. Конечно, намек именно потому и называется намеком, что его можно интерпретировать очень по разному. Возможно, я нашел в словах Путина то, чего там на самом деле нет. Но весь многолетний опыт наблюдения за ВВП подталкивает меня к прямо противоположному выводу: бойтесь Путина, говорящего мягко. 

Источник: www.mk.ru

Читайте также: